Главное меню
Архив новостей
О библиотеке
Документы
Отделы
Электронный каталог
Выбирай и Читай!
Краеведение
Конкурсы
Выставки
Большое чтение
Проекты
Для коллег
Спроси библиотекаря
Информ-страничка
О сайте
Контакты





Выставка вторая: Сергей Бондарчук

Сергей Федорович Бондарчук (1920-1994) — советский актер, кинорежиссер, сценарист, педагог. Народный артист СССР (1952). Герой Социалистического Труда (1980). Лауреат Сталинской премии первой степени (1952), Ленинской премии (1960), Государственной премии СССР (1984), обладатель кинопремий «Оскар» и «Золотой глобус».

Несмотря на многогранность деятельности Сергей Федорович был, прежде всего, кинематографистом. Его фильмы заслуживают особого восхищения и внимания. Сочетание блестящего актерского мастерства и особенного дара постановщика сделали личность этого человека поистине уникальной. Кроме того, как оказалось Сергей Бондарчук смог передать свой талант на генном уровне своим детям и внукам. Все поколение, принадлежащее к этой знаменитой фамилии, так или иначе, отметилось в сфере киноискусства.

После кино живопись была вторым сильнейшим увлечением Сергея Бондарчука, которое началось еще в детстве и не ослабевало до самой смерти. Посвящая написанию картин все свободное время, режиссер отдавал предпочтение литературным и религиозным сюжетам, причем порой создавал картины в явной стилистике икон. Если ориентация на литературу для Бондарчука абсолютно характерна, то интерес к религиозным мотивам обнаруживает неожиданную грань его личности, поскольку контрастирует с официальным образом главного кинематографиста атеистического СССР.

 «Бондарчук – художник по-настоящему страстный. И всеобъемлющий. Почему его волнует «Война и мир» или «Тихий Дон», или «Они сражались за Родину»? Его волнует мощь! Как он ставит чеховскую «Степь»? Ведь и в этой, казалось бы, спокойной, лиричной повести он открывает гигантский, потрясающий масштаб: соединение маленькой жизни маленького мальчика с этим постоянно движущимся обозом в этой бескрайней степи. Сергей Федорович нес в себе понятие чести, понятие святого, к чему нельзя прикасаться грязными руками, понятие серьезности отношения ко всему тому, к чему он, Бондарчук, прикасается. Любой русский художник, глубоко чувствующий то, что он делает, и то, что его мучает, - это часть русской идеи. Я не имею в виду: русский художник по крови. Исаак Левитан был евреем, а по чувствованию России в пейзажной живописи рядом с ним мало кого поставишь! Не кровь определяет русского художника, а реальное ощущение значения жизни в России, ощущение вкуса, ее запаха, видения нашей жизни, ее осязания. Конечно же, Сергей Федорович во всех отношениях глубоко русский художник: по своему своенравию и по силе своей любви». (Михалков, Н. Сергей Бондарчук – глубоко русский художник // Сергей Бондарчук в воспоминаниях современников. – М., 2004).


Автопортрет

«Его любовь к живописи началась с того, что подарили ему, еще ребенку, краски. Он понюхал. И чуть с ума не сошел от запаха, показавшегося ему волшебным.
Нарисованного Бондарчуком оказалось гораздо больше, чем мог вместить их дом, и это притом, что времени на рисование у него оставалось – капля. Но как-то он успевал его ухватить и растянуть. Просыпался в шесть утра, ставил мольберт, и, как настоящий «Дон Хуан быстрый» начинал рисовать наживую, без эскизов и предварительных подготовок». (Ирина Кравченко)

«Отец замечательно рисовал. Но никогда не выставлял свои полотна, потому что вершиной в живописи для него был Леонардо да Винчи. Где Леонардо и где Бондарчук? – считал он. Но в нем поистине кипела увлеченность миром художника, например, тем, как гений постигает, что есть краска.
Он накладывал краску осторожно, пристально вглядываясь в объект, который писал. Работал он в основном маслом. Однажды я приехала к нему на дачу в Барвиху. Он был с мольбертом в руках и работал над удивительной картиной. Объект, который он писал, я могла рассмотреть. Это был кусок древесины без корней, часть ствола вишни, но самым удивительным было то, что от отрубленного ствола шла ветка, и она…цвела! Картина была пронзительно печальна». (Наталья Бондарчук)


Портрет Ирины Скобцевой

«Он очень серьезно воспринимал искусство кинематографа. Это не означает, что он отрицал развлекательное кино - он сам мечтал сняться в комедии. Очень ценил талант Леонида Гайдая. Но на вопрос, кто был сильнее в Сергее Федоровиче - гражданин или художник, не задумываясь, отвечаю: гражданин. Именно его гражданская позиция и определяла выбор. Он душой и сердцем отвечал за каждый свой фильм - так был убежден в том, что художник должен служить добру и людям. Не случайно он мечтал в одном мощном проекте объединить лучших режиссеров мира. Ему хотелось вложить весь свой потенциал, ум и эмоции в экранизацию «Божественной комедии» Данте. Мы даже получили в Ватикане благословление Иоанна Павла II. Но осуществить этот грандиозный замысел Сергей Федорович не успел». (Ирина Скобцева)


Пьер Безухов

Вот Пьер Безухов видит других персонажей «Войны и мира», спускающихся по лестнице. Видит не глазами, потому что они идут сбоку или позади него. Да и что там разглядит подслеповатый Пьер? Он чует их, как сам Толстой, который говорил, что чувствует людей просто физически, как чувствовал их и Бондарчук.


Религиозные сюжеты и Борис Годунов

«Бондарчук многие годы рисовал картины на чисто религиозные сюжеты. Он читал книги по технике той живописи и иногда пытался ее воспроизвести: сам наносил левкас на деревянную, правильно подготовленную доску, потом – красочные слои, соблюдая их очередность. Это была уже кропотливая работа, в чем-то эксперимент, из-за чего на некоторых картинах краски потом стали осыпаться. Но Бондарчуку было важно самому погрузиться в стихию этой живописи, удовлетворяя свое любопытство исследователя. Все это так. Но, главное, религиозность была для него естественной, прирожденной. Его «Жены-мироносицы», напоминающие древнерусские иконы, чудесны: праздничны по цвету и легки необычайно». (Ирина Кравченко)

«И я вдруг представляю, как бы снял Бондарчук «Божественную комедию». Там был бы воздух и краски, сферы и путешествия по ним, и, мне думается, он оставил бы нам только «Рай». (Ирина Кравченко)

0

Дети

«Дети наши росли, слушая, как отец читает им стихи. Правда, это нечасто случалось. Сергей Федорович был энциклопедически образованным человеком и приучил детей к чтению, к изучению живописи. Как и его отец, Сергей был мастеровитым человеком и любил работу с деревом. В мастерской на даче были удивительные инструменты - всякие стамески, лобзики, шурупчики. Когда Федор подрос, они строгали вместе. К нам приходила Наташа, увлеченная разными философиями, Рерихом. И Сергей Федорович всегда знал ответы на ее вопросы». (Ирина Скобцева)

«Я вообще любила оставаться с отцом, потому что именно с ним обретала полную свободу действий, следовательно проказам моим не было конца… В свободное время отец писал картины и, по моей просьбе, рисовал мне парусники и жаркие страны». (Наталья Бондарчук)

 
Rambler's Top100 Цитируемость ресурса Рейтинг@Mail.ru Портал Library.Ru 1-я Виртуальная справка

Ивановская областная библиотека для детей и юношества © 2007-2022
Яндекс.Метрика