Главное меню
Архив новостей
О библиотеке
Документы
Отделы
Электронный каталог
Выбирай и Читай!
Краеведение
Конкурсы
Выставки
Большое чтение
Проекты
Для коллег
Спроси библиотекаря
Информ-страничка
О сайте
Контакты





Из кейса методиста: Информационная безопасность книг

Уважаемые коллеги!

Продолжаем публикацию материалов заочного заседания круглого стола на тему «Организация книжного фонда и создание информационно-библиотечной среды», начатую в вестнике ОБДЮ «Волшебная шляпа» № 4, 2005 г.

В этом номере предлагаем обзор статьи известного библиотековеда Ю.Н. Столярова.

Среди книг, как и среди людей,

можно попасть в хорошее и дурное общество.

Клод Гельвеций

Ни в одной области разум не нуждается

в более тщательном и осторожном руководстве, ч

ем  в пользовании книгами.

Джон Локк


Эти эпиграфы, как и ряд других высказываний известных людей, предваряют остропроблемную статью профессора Московского государственного университета культуры и искусств, доктора педагогических наук Ю.Н. Столярова «Информационная безопасность библиотечного фонда» (Школьная библиотека. - 2005. - № 1-2. - С. 48-55).

Главные вопросы, которые поднимает автор - это проблема выбора одного документа из множества возможных и каковы нравственные и этические подходы к комплектованию библиотечных фондов. Прежде всего, автор статьи заявляет, что при комплектовании фондов библиотекари должны руководствоваться определенными принципами. «Принципом называется основное положение мировоззрения, которым руководствуются в своей практической деятельности. Принцип - это еще и внутреннее убеждение, определяющее нормы поведения личности – в данном случае библиотекаря - профессионала», - пишет Ю.Н. Столяров.

Исходным принципом при комплектовании фондов является принцип селективности (отбора), и осуществляется он в соответствии с каким-либо критерием предпочтительности и ценности литературы. «Ценность, - продолжает автор, - в свою очередь слагается из качественных признаков: актуальности, значимости, достоверности, полезности и иных. Один из важнейших признаков ценности - степень информационной безопасности документа». По мнению автора, прежде чем рассмотреть вопрос об информационной безопасности библиотечных фондов, библиотекарям нужно отказаться от ряда стереотипов профессионального сознания. Профессор Столяров считает, что сейчас в библиотековедческой литературе наблюдается коллизия двух разнонаправленных устремлений. В одном случае, читателям представляется абсолютная свобода выбора документов, в другом – появляется необходимость ограждения общества от социально-вредной информации.

Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря, принятый Российской библиотечной ассоциацией в 1999 году, является выразителем первого постулата. Согласно статьям Кодекса, библиотекарь не может ограничивать доступ к документам библиотечного фонда. Ему запрещено самовольно изымать документы, запрещено вводить цензуру на запрашиваемые документы, какими бы непристойными они ни были, библиотекарь также освобождается от ответственности за последствия предоставленной информации. Исходя из выше сказанного, автор делает вывод, что данный Кодекс снимает все этические барьеры и фактически аморален в своей основе.

Международные документы такого рода тоже внутренне противоречивы. Так, Манифест ИФЛА об Интернете (Школьная библиотека. - 2003. - № 2. - С. 20) провозглашает беспрепятственный доступ к информации как возможность достижения свободы, равенства и всеобщего понимания мира, и обеспечение такого доступа рассматривается как обязанность библиотечной и информационной профессии. Но подчеркнуто, что в Интернете есть кроме ценной информации, ненадежная, даже оскорбительная. Библиотекари же «должны активно продвигать и обеспечивать осмысленный доступ к качественной сетевой информации для всех пользователей библиотеки, включая детей и подростков», при этом опять повторяются слова о противостоянии «любым проявлениям цензуры или ограниченного доступа».

Американские библиотекари всегда говорили о полной свободе доступа к информации, но уже после 11 сентября 2001года сотрудники ФБР посетили 60-70 библиотек с требованием дать подробные сведения о лицах, посылавших сообщения по электронной почте, так как по одной из версий, угонщики самолетов связывались между собой через Интернет в публичных библиотеках.

К асоциальной информации библиотекари и население относятся по-разному. Профессор Столяров свидетельствует, что Техасский библиотековед Д. Дэвис признает, что, несмотря на конституционное провозглашение открытости и всеобщей доступности информации, «американское библиотечное общество раздирают распри по поводу того, какие материалы считать подходящими для библиотечных фондов».

Автор останавливается на проблеме информационной угрозы от средств массовой информации. Вместо диалога культур получилась культурная колонизация, смещенная в пользу англо-американских ценностей, существует угроза вторжения в частную жизнь людей, через глобальные информационные магистрали распространяется «социально-неприемлемая информация». Поэтому многие страны вводят ограничения и даже запрещения на материалы, противоречащие культурным, политическим, этическим традициям, особенно это касается материалов для детей.

Безграничности доступа к информации не способствует и рост цен на книги. Столяров приводит слова Сергея Владимировича Михалкова, что детская книги становится предметом роскоши. Это «безнравственно, потому что… нарушается право каждого ребенка на развитие личности, и безнравственно потому, что общество лишает себя достойного поколения». (Михалков спрашивает Путина: нужно ли России тупое и бездуховное поколение? // Школьная библиотека. - 2005. - № 1-2. - С. 52). С.В. Михалков предупреждает: «Оболванивание нации начинается с ситуации недоступности ребенку, молодому поколению Книги… обидно смотреть, как нищают массовые детские и сельские библиотеки».

«Какая же позиция библиотекаря правомерна?» - задается вопросом профессор Столяров. В решении его нужно опираться на документы государственного и международного характера, публикации здравомыслящих библиотекарей. Первостепенная роль здесь принадлежит Доктрине информационной безопасности Российской Федерации, утвержденной Президентом В.В. Путиным 9 сентября 2000 года. (Доктрина информационной безопасности Российской Федерации: Утв. Президентом Российской Федерации В.В. Путиным 9.09.2000 г. // Рос. газ. - 2000. - 28 сент.).

В Доктрине перечислены угрозы информационной безопасности, а именно: девальвация духовных ценностей, пропаганда культа насилия и т.п.

По мнению профессора Столярова «библиотека к сегодняшнему времени является самой стабильной «системой накопления и сохранения культурных ценностей» общества, и она должна стоять на высоте возлагаемых на нее задач и ожиданий».

Автор статьи обращает наше внимание на Конвенцию ООН о правах ребенка, принятую в 1989 году и ратифицированную Советским Союзом в 1990 году. В этом документе сказано, что ребенок имеет право на сохранение своей индивидуальности, имеет право свободно выражать свои взгляды в любой форме. Ребенок имеет право на доступ к различным материалам, в особенности к таким, которые способствуют его социальному, духовному, моральному благополучию, сохранению его здоровья.

В документе предусмотрены и ограничения в осуществлении этого права, если они противоречат законам государства, правам и репутации других лиц. Столяров считает, что и при отборе документов в библиотечный фонд, нужно руководствоваться этими же правилами.

Американские библиотекари честно признаются, что «мы в значительной мере контролируем отбор, организацию, сохранность и распространение информации». Автор статьи подчеркивает, что заявление о защите интеллектуальной свободы и свободе доступа к информации следует понимать так: «эта защита и свобода осуществляется по отношению к документам, предварительно отобранным и просеянным библиотекарем». Профессор Столяров считает, что этот подход надо брать на вооружение российским библиотекарям.

Ю.В. Столяров отметил также, что в проекте Кодекса школьных библиотекарей, разработанном Русской ассоциацией школьных библиотек, большое место уделено вопросам формирования фондов. В частности, он считает, что в Кодексе правильно соотносятся между собой свобода и цензура: «Мы следуем принципам интеллектуальной свободы, не допускаем цензуры имеющейся литературы и других источников информации, вместе с тем оберегая детей о пропаганды насилия, порнографии, других противозаконных или специализированных видов информации».

Автор считает, что профессиональная позиция библиотекаря заключается в том, чтобы, не подавляя ребенка морально или административно, библиотекарь проводил ту линию, которую считает правильной. Библиотекарь может заинтересовать книжной выставкой, но не может обязать читателя взять эту книгу для чтения, или библиотекарь может выдать ему документ, противоречащий его личным политическим, религиозным взглядам, но имеет полную волю пропагандировать те издания, которые, по его мнению, будут иметь на читателя благотворное действие. А читателю уже решать принимать или игнорировать эти мероприятия.

Таким образом, профессор Столяров делает вывод: идея полной и безграничной свободы библиотечного доступа к любой информации – не более чем миф. Реальные рычаги для формирования информационной безопасности страны у библиотекаря есть. Это, прежде всего, собственные моральные устои библиотекаря, традиционные культурные ценности российского народа, мнение родителей, общественности.

В заключении автор статьи призывает библиотекарей к сражению с несправедливостью, к реализации добра, совести, чести, прогресса. Первое, что для этого нужно сделать, - правильно формировать библиотечный фонд.

Г. Муравьева,
гл. библиотекарь отдела маркетинга
и методического обеспечения ОБДЮ

 
Rambler's Top100 Цитируемость ресурса Рейтинг@Mail.ru Портал Library.Ru 1-я Виртуальная справка

Ивановская областная библиотека для детей и юношества © 2007-2019
Яндекс.Метрика