Главное меню
Архив новостей
О библиотеке
Документы
Отделы
Электронный каталог
Выбирай и Читай!
Краеведение
Конкурсы
Выставки
Большое чтение
Проекты
Для коллег
Спроси библиотекаря
Информ-страничка
О сайте
Контакты





Женщины серебряного века: Черубина де Габриак

Продолжаем публикацию цикла лекций о выдающихся женщинах серебряного века, подготовленного Галиной Александровной Уваровой, ведущим библиотекарем организационно-массового отдела ОБДЮ.

Хочу рассказать вам о поэтессе Черубине де Габриак. Ее стихи печатались в художественном журнале «Аполлон», издаваемом молодым в то время Сергеем Константиновичем Маковским, прожившим долгую жизнь (1877 - 1962). Широко образованный, хранитель старины, он создал журнал «Старые годы», редактируя его с 1907 по 1917 год, безмерно любил и ценил поэзию.

В сентябре 1909 года в редакцию журнала «Аполлон» пришло письмо, подписанное буквой «Ч», от неизвестной поэтессы, приславшей свои стихи. Стихи произвели впечатление не только романтической символикой, но и тем, что в них поэтесса невольно проговорилась о себе, о своей пленительной внешности и своей участи, загадочной и печальной. Вскоре поэтесса позвонила Сергею Маковскому по телефону, и тот признается, что в жизни он не слышал более обвораживающего голоса: так разговаривали женщины очень кокетливые, привыкшие нравиться, уверенные в своей неотразимости.

Сергей Маковский, получив одобрение ближайших сотрудников - Иннокентия Анненского, Вячеслава Иванова, Максимилиана Волошина, Николая Гумилева - решил напечатать стихи так заинтриговавшей его женщины с необычным именем.

С особым азартом восхищался стихами Черубины де Габриак Максимилиан Волошин, известный поэт и замечательный художник. Он рисовал природу Крыма, Коктебеля, где часто жил в своем доме, окруженный молодыми писателями, художниками, артистами.

Сергей Маковский был заинтригован. Больше того, он влюбился в поэтессу, никогда не видев ее, влюбился в ее рыжие волосы, в ее слегка прихрамывающую походку, в ее восемнадцать лет, в ее знатное испанское происхождение, в ее аристократизм и знатный испанский род. Обо всем этом она рассказывала в письмах, всегда пахнущих духами, написанных на бумаге с траурной каймой.

Когда Черубина, сообщила в письме, что по совету докторов ей нужно ехать в Париж - лечить свои слабые легкие, Маковский окончательно понял, как он связан с ее волшебным голосом, с ее недоговоренными жалобами... В ее отсутствии он так страдал, что Иннокентий Анненский говорил ему: «Сергей Константинович, да нельзя же так мучиться. Поезжайте за ней. Истратьте сто, ну двести рублей. Оставьте редакцию на меня. Отыщите ее в Париже». Но Сергей Константинович не поехал. Из Парижа Черубина приехала с новыми стихами.

Тем временем в литературных кругах о Черубине стали ходить слухи. Среди сотрудников «Аполлона» начались даже раздоры. Особенно издевалась над ее мистическими стихами поэтесса Елизавета (Лиля) Ивановна Дмитриева, у которой часто собирались к вечернему чаю писатели из «Аполлона». Она сочиняла очень меткие пародии на стихи Черубины. Сергей Маковский не бывал у Дмитриевой и даже не заметил ее среди литературных дам и девиц, посещавших редакцию «Аполлона».

Тем временем Сергей Маковский перестал делиться с друзьями своими мыслями о прекрасной Черубине. Его чувство росло в ревнивом одиночестве. Ее стихами он был занят значительно меньше - стихи как стихи, не без риторических перепевов с чужого голоса, иногда словно переводные, выдуманные, не свои... Но эта необыкновенная девушка стала для него той, о которой мечтается в молодые годы, той, кому приписывали все совершенства, подсказанные юным воображением... Его «роман» продолжался, заманивая его все глубже в омут безысходной мечты.

Но вот однажды к Сергею Маковскому приехал поэт Михаил Кузьмин и сказал ему: «Надо положить конец недостойной игре! Вот номер телефона. Позвоните хоть сейчас. Вам ответит так называемая Черубина. Она - не кто иная, как поэтесса Елизавета Ивановна Дмитриева, ненавистница Черубины, приятельница Волошина». Маковский Кузьмину не поверил, телефонный звонок убедил. Но и тогда он все еще надеялся на лучшее - ведь он никогда не видел Дмитриеву. Ну пусть, размышлял он, исчезнет загадочная рыжеволосая испанка Черубина, превратившись в русскую девушку, но как он хотел, чтобы хоть что-нибудь в ее плотском облике напоминало чудесный мираж, живущий в его воображении!

И вот они встретились... В комнату вошла, сильно прихрамывая, невысокая, довольно полная, темноволосая женщина. Она была на редкость некрасива. Так описывает «Черубину» разочарованный Сергей Маковский. Смысл взволнованной сбивчивой речи Лили Дмитриевой был такой: «Образ Черубины, то единственно выдуманное мною «я», позволяло мне в течении нескольких месяцев чувствовать себя женщиной, жить полной жизнью творчества, любви, счастья. Похоронив Черубину, я похоронила себя и больше уже никогда не воскресну». Она ушла, пожав ему руку. Больше они никогда не встречались. Черубина была выдумана Максом Волошиным. Он изобрел эту игру в «таинственную красавицу» для благоговевшей перед ним некрасивой женщины, одаренной острым умом и литературными способностями, но чувствовавшей себя несчастливой. В стихах Черубины Волошин играл роль режиссера и цензора, подсказывал темы, давал задания, но писала только Лиля. Переписка же Черубины с Маковским, приносившая тому столько радости и страданий, лежала исключительно на Волошине. Сергей Константинович избрал его своим наперсником, по вечерам показывая Максимилиану письма, которые тот написал утром, и восхищаясь - какая изумительная девушка!

Раскрыл тайну Черубины Иоганнес фон Гюнтер, даровитый переводчик русских поэтов на немецкий. Ему Лиля Дмитриева рассказала о своей тайне, и он решил, что в интересах журнала «Аполлон», надо разоблачить эту затянувшуюся интригу. Вот как, кстати, описывает Гюнтер внешность Лили Дмитриевой: «Она была среднего роста и достаточно полна. Большая голова и лицо бледное и некрасивое. Казалось, однако, очень обаятельной, когда делала шуточные замечания. И делала она их часто и была не только насмешлива, а владела хорошей дозой здорового юмора, в разговоре она была очень забавной. Елизавета Дмитриева, уже под своим именем вышла замуж за Валю Васильева и переменила фамилию. Но не прекращала своей литературной деятельности. И после революции в годы гражданской войны она оказалась в Краснодаре. Там вместе с Самуилом Яковлевичем Маршаком она создала детский театр и писала для него пьесы-сказки. В 1922 году ее навестил Макс Волошин, ее верный друг и советчик. Затем Елизавета Васильева перебралась в Петербург, во время разгрома Академии наук была арестована и сослана в Ташкент. Страдавшая туберкулезом коленного сустава, Елизавета Ивановна не выдержала ссылки и скончалась в 1927 году. Как мы знаем, поэтесса Черубина де Габриак умерла гораздо раньше, еще до революции...

 
Rambler's Top100 Цитируемость ресурса Рейтинг@Mail.ru Портал Library.Ru 1-я Виртуальная справка

Ивановская областная библиотека для детей и юношества © 2007-2019
Яндекс.Метрика