Главное меню
Архив новостей
О библиотеке
Документы
Отделы
Электронный каталог
Выбирай и Читай!
Краеведение
Конкурсы
Выставки
Большое чтение
Проекты
Для коллег
Спроси библиотекаря
Информ-страничка
О сайте
Контакты





Женщины серебряного века: Тэффи

Продолжаем публикацию цикла лекций о выдающихся женщинах серебряного века, подготовленного Галиной Александровной Уваровой, ведущий библиотекарь организационно-массового отдела ОБДЮ.

А сейчас поговорим о доброй, веселой, очаровательной женщине, чья слава была беспредельна, - о всеобщей любимице Надежде Александровне Тэффи.

Родилась она в 1872 году в семье известного адвоката, профессора, автора многих научных трудов. Ее сестра Мария Лохвицкая, взявшая звучное имя Мирра, стала известной поэтессой. Мирра Лохвицкая была дважды награждена пушкинской премией, ее называли «русской Сафо». Старший брат Надежды Александровны стал генералом. От матери-француженки, по-видимому, унаследовала Тэффи свое очарование, свою элегантность и обаяние.

Очаровательная Тэффи никогда ни с кем не делилась подробностями своей личной жизни. Знаем только, что первым ее мужем был поляк Владислав Бучинский, окончивший юридический факультет. Они расстались, когда Надежде Александровне было 28 лет, и у нее было уже трое детей.

Надежда Александровна начала печататься, когда ей было за тридцать, и очень быстро завоевала всеобщее признание и настоящую любовь. Журнал «Сатирикон», в котором сотрудничала Тэффи, был нарасхват. Считали (а она не возражала, хотя сначала дала иное объяснение), что свой псевдоним она взяла из сказки Киплинга, героиня которой - Тэффи, «девочка которую нужно хорошенько отшлепать за то что она такая шалунья».

Книги Тэффи (если все их издать, то будет собрание сочинений не менее, чем в 10 томах) - это своеобразная энциклопедия русской жизни начала века. Женский мягкий юмор, а не беспощадная сатира, не клеймение человеческих недостатков, а легкая, ироничная улыбка и даже оправдание естественных слабостей человека - черты Тэффи-писательницы. С этой же грустной улыбкой человек открывает у себя черты, подмеченные Тэффи, улыбается и задумывается. Редко она прибегала к резкому преувеличению, злой карикатуре. Вот ее глубокое убеждение: «В каждой душе, даже самой озлобленной и темной, где-то глубоко, на самом дне, чувствуется приглушенная, пригашенная искорка. И хочется подышать на нее, раздуть уголек и показать людям - не все здесь тлен и пепел».

К своей славе Надежда Александровна тоже относилась с мягким юмором, и, смеясь, рассказывала, что как-то ей прислали большую коробку вкуснейших шоколадных конфет «Тэффи» (да, да, были такие конфеты!), а она не могла удержаться и, по одной, съела их все. После чего с приступом была врачами отправлена на две недели в постель. «Объелась своей славой», смеялась она.

Государь Император Николай Первый в 1913 году, когда праздновалось трехсотлетие дома Романовых, на почтительный вопрос, кого из писателей хотел бы он видеть во дворце, отвечал, не задумываясь: «Тэффи! Только Тэффи!» Правда, его убедили, что нельзя ограничиться только ею. Царь был большим поклонником Тэффи-писательницы.

Многие считали ее самой интересной и очаровательной женщиной.

Нужно сказать, что женские успехи доставляли Тэффи не меньше, а, возможно, и больше удовольствия, чем литературные. Она была чрезвычайно внимательна и снисходительна к своим поклонникам.

- Надежда Алекскандровна, ну как вы можете часами выслушивать глупейшие комплименты Н.? Ведь он идиот! - возмущались ее друзья.

- Во первых, не идиот, раз влюблен в меня, - резонно объясняла она. - А во вторых, мне гораздо приятнее влюбленный в меня идиот, чем самый разумный умник, безразличный ко мне или влюбленный в другую дуру».

Надежда Александровна писала и стихи, но, увы, поэтический дар ее не признавали, а как ей хотелось, чтобы ее стихи тоже имели своих почитателей!

Она участница «сред» на «башне» Вячеслава Иванова, она читает свои стихи в доме Сологуба в присутствии Блока, Вячеслава Иванова, Михаила Кузмина. Хорошо знает Надежда Александровна Андрея Белого, Николая Гумилева, Георгия Чулкова. Как видим, среди ее друзей петербургская литературная элита.

Надежда Александровна, как и большинство ее друзей, за репетицией революции в 1905 году не увидела надвигающихся грозных событий и тоже отдала дань революционным настроениям в своем стихотворении «Пчелки». Когда взмыло над Россией кровавое знамя Свободы, Надежда Александровна вместе с известными писателем-сатириком А.Аверченко покинула Россию и обосновалась в Париже.

О парижском периоде жизни Надежды Александровны прекрасные воспоминания в книге «На берегах Сены» оставила Ирина Одоевцева.

За границей, в эмигрантских кругах, Тэффи так же остается любимицей. Ее книги издаются, имеют успех, она не испытывает нужды до первой мировой войны, когда была вынуждена покинуть Париж. Она желанный, любимый гость на всех обедах и вечерах. Все знают, что, как говорила одна ее знакомая,
«за Надеждой Александровной угощеньице никогда не пропадает. Она умеет превратить самый скромный обед в банкет. При ней все вкуснее. И самые скучные, унылые, брюзжащие гости, от которых мухи дохнут, при ней преображаются, становятся веселыми и приятными. Прямая выгода для хозяйки приглашать Надежду Александровну».

Всегда находящаяся в центре литературной и культурной жизни, скольким же людям помогла Надежда Александровна и материально, и морально! Никому она не отказывала в помощи, в добром слове, была удивительно щедрой. Тэффи организовала в эмиграции множество «вечеров помощи», на которых читала свои произведения. Она старалась всегда сохранять бодрость и веселье, хотя самые близкие друзья знали, что она склонна к меланхолии, что деятельная, оживленная Тэффи бесконечно считает окна в домах, номера автомобилей, читает во второй раз справа налево каждую строку книги, письма, и даже того, что она пишет. С грустью она говорила: «Жизнь жестока, человек в ней несчастен. Каждый мой рассказ, в сущности, маленькая трагедия, юмористически повернутая». Проходила минута, и ловким привычным движением она придавала своему берету залихватский наклон, высвобождала из под него завитки волос на висках, с удовольствием любуясь собой в зеркале, - это опять была Тэффи, которую все привыкли видеть...

В эмиграции в ее рассказах усилились мотивы смерти и одиночества, но осталось главное, что было зерном ее творчества - человеколюбие. Грустное было нераздельно со смешным. Она говорила: «Дать человеку возможность посмеяться - не менее важно, чем подать нищему милостыню. Или кусок хлеба. Посмеешься - и голод не так мучает. Кто спит - тот обедает, а по-моему - кто смеется, тот наедается досыта. Или почти досыта».

В 1952 году, прожив долгую-долгую жизнь и оставив о себе добрую память, во Франции умирает знаменитая Тэффи, чьи произведения только недавно возвратились к нам.

 
Rambler's Top100 Цитируемость ресурса Рейтинг@Mail.ru Портал Library.Ru 1-я Виртуальная справка

Ивановская областная библиотека для детей и юношества © 2007-2021
Яндекс.Метрика