Главное меню
Архив новостей
О библиотеке
Документы
Отделы
Электронный каталог
Выбирай и Читай!
Краеведение
Конкурсы
Выставки
Большое чтение
Проекты
Для коллег
Спроси библиотекаря
Информ-страничка
О сайте
Контакты





Родословная края: «Тихая обитель» близ Юрьевца

В 2005 г. исполняется 780 лет со времени основания древнейшего города Ивановской области – Юрьевца, в старину – Юрьева-Повольского (Поволжского).

Маленький, красивый городок на Волге пережил уже почти 8 столетий, наполненных памятными и трагическими событиями, драмами человеческих судеб, взлетами и падениями. С городом Юрьевцем и его округой связан целый ряд знаменитых имен российской истории и культуры: протопоп Аввакум, Ермак Тимофеевич, иконописец Кирилл Уланов, архитекторы братья Веснины, кинорежиссеры А.А. Роу и А.А. Тарковский, ученый В.М. Черкасский и другие.

Славен Юрьевец и памятниками архитектуры, имеющими непреходящее значение не только для Ивановской области, но и для России в целом. Однако многие шедевры Юрьевецкого зодчества, особенно храмы, постигла печальная участь – они были разрушены не временем, а руками людей. Нацеленные на разрушение, они оправдывали варварство и недомыслие строительством нового мира, борьбой с мракобесием, созданием всеобщего материального благополучия и т.д.

Особенно досталось архитектуре древнего Юрьевца в середине 1950-х гг. в связи со строительством Горьковской (ныне Нижегородской) ГЭС и созданием Горьковского водохранилища. Каскад волжских водохранилищ (так называемых «морей») поглотил целиком несколько старинных городов, бесчисленное множество сел и деревень с древними храмами, монастырями, старинными погостами, лугами и рощами. Экономическая выгода больно ударила по людской памяти и красоте.

В Юрьевце погибла замечательная Благовещенская церковь постройки XVII в., которую можно было бы сохранить, чуть спрямив дамбу, защищающую город от затопления Горьковским морем. К счастью, храм не исчез бесследно: несколько снятых реставраторами со стен архитектурных деталей и фресок были вывезены в московские музеи.

К сожалению, только в памяти местных старожилов, в старинных документах и фотографиях, в работах историков и искусствоведов осталась еще одна архитектурная жемчужина Юрьевца – ансамбль пригородного Троицко-Кривозерского (Кривоезерского) монастыря. Обитель располагалась на левом берегу Волги, в 2-х верстах от города, и играла важную роль в панораме Юрьевца и его окрестностей.

Но все же наши современники зачастую не догадываются, как знакомы им силуэты старинных храмов и колоколен Кривоезерского монастыря. Этим мы обязаны творчеству великого российского живописца И.И. Левитана. Всем известно, что значительная часть его творческой биографии связана с городом Плесом, входящим ныне в состав Ивановской области. Меньше мы знаем о том, что другие поволжские города Ивановского края также были знакомы художнику и нашли отражение в его живописи. Исаак Левитан, один из самых поэтичных пейзажистов России, не мог не вдохновиться красотой древнего Юрьевца. Именно здесь, в окрестностях старинного волжского городка, были написаны знаменитые полотна «Тихая обитель» (1890 г.) и «Вечерний звон» (1892 г.). Эти картины, ставшие хрестоматийными в творчестве Левитана, донесли до нашего времени облик исчезнувшего Троице-Кривозерского монастыря.

Обитель была основана в 1644 (по другим данным, в 1648) году. С появлением монастыря связана любопытная легенда. Жители Юрьевца Петр Сутырев и его товарищ, чье имя история не сохранила, стали свидетелями чуда: известный юрьевецкий юродивый Симон Блаженный ходил по волжским водам. Произошло это в 1594 г. Симон, заметив на берегу пораженных наблюдателей, предрек им, что ровно через 40 лет после его смерти, на месте против Юрьевца, где стояла огромная сосна, будет основан монастырь. Пророчество долгие годы передавалось из уст в уста среди местных жителей. К исходу предсказанного срока люди собрали нужные средства и в начале мая 1644 г. выстроили шатровую деревянную церковь Троицы. Она красиво располагалась на левом берегу Волги, посреди песчаного холма, поросшего соснами. За церковью вскоре соорудили деревянные кельи, покои настоятеля, Святые Ворота (главный вход в монастырь), другие необходимые постройки. Так сложился монастырский комплекс, получивший название Троице-Кривозерский. Троицким монастырь был наименован по главному храму, Кривозерским (Кривоезерским на старинный, церковнославянский лад) – по расположенному неподалеку озеру Кривое. В 1650 г. в обители появилась вторая церковь – святого Николая Угодника. Первые монастырские здания просуществовали более 100 лет.

Первоначально братия монастыря была невелика – всего 30 человек, в последующие годы число монахов не особенно превышало эту цифру. Спустя 90 лет в Кривозерье началось каменное строительство. За несколько лет до этого обитель обеднела, в ней осталось всего 6 монахов. Несколько раз монастырь грабили, а в 1781 г. сгорели дотла все деревянные постройки. Уцелела только икона Троицкой церкви с изображением Богородицы Иерусалимской, считавшаяся чудотворной. Однако замечательное место, где стояла обитель, привлекало монахов. В 1795 г. монастырь был возобновлен выходцем из Спасо-Валаамского монастыря Софронием, ставшим Кривоезерским игуменом. При нем резко активизировалось монастырское строительство, и теперь новые сооружения возводились уже в камне.

Первым в 1795 г. был заложен большой пятиглавый собор Троицы, но из-за недостатка в средствах строился он долго и был освящен только в 1754 г. В течение 1790-х гг. в Кривозерье строятся колокольня, церкви святых Александра Невского и Антипия. Средства на строительство последней были внесены жителями посада Пучежа (ныне г. Пучеж Ивановской области). Тогда же возвели трапезную (столовую), корпуса келий и каменную ограду высотой около 3 м. Позднее, в 1827 г., в монастыре был возведен второй соборный храм во имя знаменитой святыни обители – чудотворной иконы Иерусалимской Богоматери, очень чтимой монахами и местным населением.

Так окончательно сложился архитектурный ансамбль Троице-Кривозерского монастыря. Он был одновременно величественным и поэтичным. Старинные документы начала XIX в. отмечают, что панорама обители открывалась наблюдателю с востока на расстоянии 5 верст, с юга – 15-20 верст, с севера – 20-25 верст.

Троице-Кривозерский монастырь в XIX в. продолжал укреплять свое положение как в религиозном, так и экономическом плане. В обитель шли паломники, теплое отношение вызывала монастырская братия и у местного населения – монахи Кривозерья отличались приветливостью, добротой и гостеприимством. Окрестные жители нередко наведывались к Троице, где их обычно могли вдоволь и бесплатно накормить гречневой кашей с постным маслом. Особую радость это вызывало у детей. Кроме того, монахи пекли вкусный хлеб, который по пятницам выдавали бесплатно всем посещающим обитель.

Монастырь владел немалыми угодьями: пашнями, сенокосами, лесами, местами для рыбной ловли, ветряными и водяными мельницами, торговыми лавками и другой недвижимостью в Юрьевце. Большая часть этого имущества сдавалась монастырем в аренду частным лицам – мирянам из местного населения. В самой обители монахи держали немалое хозяйство: огороды, хлебопекарню, скотный двор. Братия усердно трудилась, это позволяло не жить впроголодь и не собирать подаяние (что было нередким явлением среди небольших провинциальных монастырей).

В архиве Ивановской области сохранился любопытный документ – меню монастырских обедов Кривоезерской братии, датированное летом 1880 г. Оно достаточно разнообразно, но непритязательно по набору блюд. К монастырскому столу подавались хлеб, овощи, рыба, молочные продукты, яйца, квас, грибные и крупяные блюда, картофель, приготовленный разными способами. При приготовлении использовалось только растительное масло.

Хозяйственная деятельность монахов была строго регламентирована. В уставе обители были оговорены обязанности ряда должностных лиц из числа братии, отвечавших за монастырский быт. Одними из ключевых фигур в этом списке были: казначей, распоряжавшийся финансами обители и эконом, заведовавший хозяйством. Упомянуты в уставе также нарядчик, распределявший среди монахов ежедневные хозяйственные дела, рухлядчик – ответственный за сохранность, учет, смену и стирку монастырского белья и одежды. Существовала должность гостеприимника, ведавшего приемом посетителей монастыря и паломников в гостинице, построенной у стен обители в XIX в. Делами кухни и столовой ведали трапезник и повар. У главного монастырского входа денно и нощно бдил сторож, именовавшийся «вратарем» (от слова «врата»). Вратарь просыпался раньше всех обитателей монастыря и поднимал так называемого «будильника», смотрителя за порядком в братском корпусе. Будильник выводил монахов к ранним службам, выявляя нарушителей дисциплины, а также заболевших, которых отправляли в монастырскую больницу. Там их врачевали монахи, владевшие навыками народной медицины.

Кроме сугубо хозяйственных забот, монахи исправно выполняли свои религиозные обязанности. Среди братии были келари, следившие за чистотой и порядком в монастырских помещениях, звонари, уставник, контролировавший соблюдение монастырского устава, благочинный, отвечавший за каноническую правильность церковных служб, ризничий, хранивший церковную утварь, пономарь, содержавший в порядке помещения храмов, и т.д. Отдельным членам братии, иеромонахам, вменялось в обязанность проведение церковных служб.

Были среди монахов Троице-Кривозерской обители свои иконописцы. Самым знаменитым среди них стал выдающийся русский художник рубежа XVII-XVIII вв. Кирилл Иванович Уланов (г.р. неизв. – ум. в 1731 г.). Долгие годы он работал в Оружейной палате в Москве, где и приобрел заслуженную славу иконописца. Впоследствии Уланов постригся в монахи под именем Корнилия. Судьба забросила его в дальнюю Кривозерскую обитель, где Корнилий продолжил занятия иконописью. Не случайно по описям церковных ценностей, составленным в начале ХХ в., в соборах Троице-Кривозерского монастыря хранилось не менее шести икон работы Уланова. Им же была расписана северная дверь иконостаса Троицкого храма. Некоторые старинные иконы, хранящиеся в фондах краеведческого музея г. Юрьевца, происходящие из разрушенного Кривозерского монастыря, искусствоведы приписывают кисти выдающегося мастера. Небольшой провинциальный городок по праву гордится тем, что его музей попал в список обладателей улановских икон наряду с Государственной Третьяковской галереей и другими крупными российскими музеями.

Монастырская деятельность была чрезвычайно разнообразной. Кроме внутренних забот, братия занималась своего рода общественной работой: монахи собирали по округе средства на содержание школ и церквей в западных российских губерниях, вели воспитательную и исправительную работу со светскими лицами-правонарушителями, в основном подростками, которые участвовали в воровстве, грабежах, хранении и скупке краденого, укрывательстве преступников. Воспитуемым было, как правило, от 13 до 16 лет, светские власти помещали их под надзор монахов сроком от полутора до восьми месяцев, после чего многих отпускали, а самых злостных нарушителей режима передавали снова в мир, в руки полиции.

В 1849 г. Российское географическое общество обращается к монастырям, в том числе и к Кривозерской обители, с просьбой помочь в сборе сведений о местном климате. Однако научная работа оказалась Кривозерским монахам не по плечу, пришлось вежливо отказать ученым, сославшись на малообразованность братии.

Числились за монастырем и патриотические акции. В 1877 г., во время войны на Балканах, обитель жертвует большое количество предметов церковного обихода для восстановления православных храмов Болгарии и Черногории, разоренных турками в годы военных действий.

Всей этой работой, и духовной, и экономической, и общественной, руководили игумены Троицкой обители. Среди них в период с XVII по ХХ вв. были люди если и не знаменитые, то, по крайней мере, деятельные и энергичные. В Костромской епархии, в юрисдикцию которой входил Кривозерский монастырь, братия Троицкой обители была на хорошем счету.

Решая многочисленные бытовые проблемы, занимаясь общественной деятельностью и благотворительностью, украшая храмы и вознося молитвы, Троицко-Кривозерский монастырь дожил до Октябрьской революции 1917 г. В том же году обитель, как и многие другие монастыри, была закрыта. Монахов изгнали из родных стен, несколько человек из братии, опасаясь преследований, подались в бега, некоторые бывшие монахи переселились в город и ближайшие села, нашли работу и стали жить обычной мирской жизнью, как рядовые обыватели. В 1923 г. монастырь приспособили под тюрьму, где содержались в основном уголовники. В 1929 г. тюрьму закрыли, а помещение передали лесопильному заводу «Красный профинтерн» (бывшему заводу Э.Г. Брандта) под рабочее общежитие. Земельные угодья монастыря передали совхозу «Маяк».

В середине 30-х гг. бывший монастырь был затоплен в связи со строительством водохранилища, и вот уже много десятилетий над погибшей обителью равнодушно плещутся волны Горьковского моря. О 460-летней истории Троице-Кривозерского монастыря напоминают лишь большой крест, установленный на месте затопления обители совсем недавно, несколько икон в музеях, картины великого Левитана… А еще – горькая, но благодарная человеческая память. Наша задача – сохранить хотя бы ее.

Н.С. Ильина,
гл. библиотекарь отдела краеведения ОБДЮ

 
Rambler's Top100 Цитируемость ресурса Рейтинг@Mail.ru Портал Library.Ru 1-я Виртуальная справка

Ивановская областная библиотека для детей и юношества © 2007-2022
Яндекс.Метрика